Мы вернем эту землю к жизни: при поддержке ЕС разминирование территорий делает жизнь людей безопаснее

В живописных местах поймы Северского Донца, в Луганской областирасполагается городская агломерацияСеверодонецк-Рубежное-Лисичанск. А рядом – действительно живописныеместа. Выходящие на поверхность меловые отложения, холмы,перелески, озера, пруды и долины с обширными и плодородными землямисельхозугодий. Между ними разбросаны тут и там села и небольшиегородки с такими же красивыми, как и пейзажи названиями – Золотое,Белая Гора, Мирная Долина. Даже шахтные терриконы за давностью ипривычностью своего существования не портят картину.

Но идиллия на самом деле кажущаяся. Рядом – линия соприкосновения. И большинство мирных пейзажей таят в себе смертельную опасность – неразорвавшиеся боеприпасы, растяжки, минные закладки. Чем ближе к линии – тем больше земля напичкана взрывчаткой.

С лета прошлого года на этой территории работают группы деминеров неправительственной организации Danish Demining group (DDG), деятельность которой финансируется Европейским Союзом. DDG является подразделением Датского совета по делам беженцев (Danish Refugee council), которая возобновила свою работу в Украине еще в конце 2014 года с началом вооруженного конфликта.

“Мы ведем работы по разминированию территорий в районе села Мирная Долина. По большому счету, наша деятельность направлена на решение целого комплекса проблем, но главные из них – это создание безопасных условий для жизни местного населения и возвращение сельскохозяйственным землям их естественных функций и экономического потенциала”, – рассказывает руководитель группы разминирования DDG Алексей Шайденков.

Алексей в прошлом профессиональный военный. 18 лет прослужил в ВСУ. Еще в 2010 году вышел в отставку и занимался бизнесом. С началом конфликта вновь был мобилизован в войска.

Первый опыт по гуманитарному разминированию он получил еще в 2002 году в южном Ливане, отслужив две ротации заместителем командира роты в инженерно-саперном батальоне. За его плечами также солидный опыт сотрудничества с международными гуманитарными организациями. Уже в ходе конфликта на востоке Украины Алексей 14 месяцев возглавлял группу военно-гражданского сотрудничества штаба АТО, работая фактически по всей линии соприкосновения. Поэтому, когда после демобилизации в 2016-м году он начал работать в Danish Demining group с начала в должности assistant, а затем – руководителем группы – он в буквальном смысле оказался на своем месте.

“Я работаю в DDG уже третий год и за этот период научился очень многому. Это сильно отличается от моего предыдущего многолетнего опыта. Это совершенно новые и современные стандарты работы, абсолютно, на порядок более эффективные и новые подходы к безопасности, это качественно другая результативность”, – говорит Алексей.

Работа деминеров, несмотря на высокие стандарты и подходы к безопасности, остается опасной и трудной. Она требует высоких физических затрат и предельной психологической концентрации. Помимо этого, существуют проблемы в политико-правовом поле: до сих пор не принят в Украине закон о противоминной деятельности, да и вся законодательная база, регламентирующая деятельность в этой области международных гуманитарных организаций пока далека от совершенства.

“Тем не менее мы работаем и все эти, скажем так, неудобства для нас компенсируются тем, что мы сразу видим результат своей работы. Это для нас дополнительная мотивация, – признается руководитель деминеров. — Это квадратные метры и километры земли, которая вчера была смертельно опасной, а сегодня мы вернули ей ее природное предназначение”.

Разминированные земли – это безопасность местных жителей, восстановленная коммуникация между населенными пунктами и безопасное перемещение. И, что не менее важно, и на что в основном направленно разминирование полей – это возвращение земле ее экономического потенциала.

Поле, которое простояло длительное время без обработки, через 3-4 года уже тяжело вернуть “в рабочую кондицию” привычными способами обработки земли. Для фермеров это двойной удар – нет заработка и нужно еще платить аренду за простаивающую землю. Если не вернуть поля в работу, через 10 лет это будет фактически целиной, поросшей травами, кустарниками и молодыми деревцами.

“Поэтому сегодня очищенная от боеприпасов земля буквально возвращает фермеров к жизни. Так удачно сложились обстоятельства, что миссия DDG оказалась здесь исключительно к месту и ко времени, когда в ней возникла острая необходимость. Результат нашей деятельности – это работа для людей, это их доход и новая вера в себя. И это, пожалуй, больше всего мотивирует нашу команду “, – резюмирует Алексей.

В группе, которой руководит Алексей Шайденков, работают люди со всей Украины. Опыт руководителя группы, общие цели и желание сделать эту землю безопасной и мирной сплотили группу и сделали ее фактически семьей. Но, пожалуй, особая мотивация к работе есть у тех, кто родился и прожил всю жизнь здесь, на той земле, которую сейчас очищают от смертоносных боеприпасов.

“Я из Первомайска, это небольшой город здесь совсем рядом”, – указывает рукой куда-то в сторону поля молодая симпатичная девушка с миноискателем и облаченная в массивные “доспехи” средств защиты.

“Теперь мой город на неподконтрольной территории и мой дом временно в Золотом”, – с грустью добавляет она.

Золотое – это тоже небольшой городок, фактически сросшийся в свое время с Первомайском, но сейчас отрезанный от него линией соприкосновения. Если раньше путь из Первомайска в Золотое занимал несколько минут, то сегодня – целый день. Пункт пропуска в Золотом так и не заработал, поэтому местные жители вынуждены делать солидный крюк через Станично-Луганское. Самые отчаянные перемещаются через линию разграничения тайными тропами, рискуя, а порой и нарываясь на мины и растяжки. Мечта этой девушки – чтобы линия разграничения исчезла, а тайные тропы стали открытыми и безопасными.

И если первое напрямую от нее не зависит, то сделать безопасными поля и тропинки на контролируемой территории — это вполне в ее силах, решила Елена Чиж и подала заявку на отбор в DDG.

Раньше Лена работала в паспортно-миграционной службе Первомайска. Потом ушла в декретный отпуск, а на ее землю пришла война.

“Когда я узнала о наборе деминеров, долго не думала. Вот уже третий месяц я здесь работаю. Мне нравится, и я понимаю, что это та работа, которую я не оставлю и которой буду заниматься до победного конца”, – уверенно говорит она. – Здесь очень хороший коллектив. Все целеустремленные, спокойные, очень легко с ними работать, несмотря на то, что сама работа достаточно тяжелая и требующая постоянного внимания и концентрации”.

Каждый вечер Лена спешит к сыну, который ждет ее дома с бабушкой. А утром – снова в поле. Во-первых, это работа, которая позволяет ей, как одинокой маме обеспечивать ребенка всем необходимым. Еще один мотивирующий фактор – причастность к важной и так необходимой людям гуманитарной миссии в коллективе таких же единомышленников. Но самое главное – это будущее сына.

“Посмотрите, какие здесь красивые места. У меня растет ребенок и мне, мягко говоря, неуютно от мысли, что он не может выйти за город и гулять где ему захочется. Я хочу быть спокойна за его будущее и именно поэтому я здесь”, – в голосе Елены чувствуется легкая грусть, но лишь как штрих на фоне оптимизма и уверенности. И, когда она снова берет в руки миноискатель и уходит в поле, сомнений, что у них все получится, не остается.

Оригинал статьи опубликован на сайте Ostro.org

Підписка на новини

Щоденні новини Time-UA.com на Вашу поштову скриньку. Отримуйте на свій E-mail останні новини за добу!